«Наши главные три приоритета на следующий год». Государственная таможенная служба в эпицентре скандалов

Последние недели Государственная таможенная служба и ее новый глава Максим Нефедов в эпицентре всех возможных скандалов. А потому журналисты 24 канала решили спросить, что же происходит на самом деле.

О контрабанде, таможенной реформе и сотрудничестве с офисом Президента – читайте в большом интервью с Максимом Нефедовым.

«Я несу ответственность за свои назначения»

Вся неразбериха на таможне – это признак того, что система противится реформе, или все-таки что реформу заваливают?

Я считаю, что чем дальше мы движемся по пути реформы и чем больше наши оппоненты убеждаются, что эта реформа настоящая, а не привычные разговоры, что все будет по-новому и мы действительно хотим делать это серьезно – увольняем сотни коррумпированных таможенников, хотим легализовать и повысить зарплаты таможенникам и избавить их от крючков, на которых они сидят десятки лет, то понятно, что мы сталкиваемся с все большим сопротивлением.

Доходит уже до трагикомических случаев, когда я вызываю человека на собеседование в Киеве и сразу через 3–4 часа про этого достаточно анонимного руководителя таможенного поста, например, начинает появляться 5–6 сообщений, что он страшный коррупционер – 20 лет назад с кем-то был вовлечен в переправку героина.

Потом вызываю другого, и на следующий день о нем начинают писать, что все плохо, назначать его нельзя и тому подобное. Я отношусь к этому по-философски, ведь на кону стоят как минимум десятки миллиардов гривен, которые мы отбираем у коррупционеров и контрабандистов и должны направить в государственный бюджет. Понятно, что просто так, без сопротивления и черного пиара, без исков и угроз, они их не отдадут.

Этот слив информации происходит прямо внутри, в Киеве?

Я убежден, что он происходит и здесь, и в недрах Государственной фискальной службы. Потому что уже и здесь по меньшей мере десятки людей понимают, что в новую Гостаможслужбу не попадут. То есть они как минимум саботируют и как максимум пытаться кому-то доказать свою лояльность снаружи и как-то сохраниться здесь.

Вы связываете народных избранников и черный пиар против реформы таможни?

Я думаю, что у нардепов есть право интересоваться моими решениями как госслужащего, который выполняет ту политику, за которую они голосуют. Впрочем, у меня на все это довольно простой ответ – если я глава Гостаможслужбы, то, соответственно, я несу ответственность за те назначения, которые я делаю.

Я, конечно, открыт к обсуждению этих кандидатур, у меня нет какого-то рентгена, которым я смогу на первой встрече отличить честного человека от коррупционера, или того, кто может стать коррупционером в будущем. Поэтому я приветствую любую информацию, которую нам передают, и прошу нардепов сразу направлять ее для проверки в правоохранительные органы. Если она подтвердится, то, конечно, я буду на нее реагировать и этих людей, как минимум, увольнять, переводить, а правоохранители, надеюсь, выполнят свою работу.

Однако, идти на поводу у каких-то сообщений в прессе, типа «вот говорят, что этот человек три года назад был плохой», или «а другой человек был хороший» – я не могу доверять словам ни в первом, ни во втором случае. Поэтому, если есть конкретные доказательства, то, пожалуйста, предоставляйте их мне и сразу предоставляйте копию в правоохранительные органы.

Поэтому наши главные три приоритета на следующий год:

  • южная граница и контейнеры;
  • западная граница и машины, бусики;
  • почтовая контрабанда.

Ведь эти три схемы пересекаются и, условно говоря, вводишь какие-то дополнительные меры контроля в Одессе, то видишь, что доходы бюджета начинают расти и компании, которые много возили, прекращают это делать.

А с другой стороны видим рост аналогичных объемов на западной границе. Поэтому эти три схемы надо рассматривать в комплексе. Нельзя закрывать что-то одно и говорить, что стало все классно. Не стало. Оно просто перераспределилось. Поэтому моя большая задача – не перераспределять потоки от одного контрабандиста к другому, а сжать всю систему со всех сторон, чтобы возможностей для перевозки нелегальных товаров становилось все меньше.

Ты еще не читаешь наш Telegram? А зря! Подписывайся